DCS онлайн миссия: подводная лодка

DCS онлайн миссия: подводная лодка

По результатам совместно проведённой операции КГБ, 17-ой отдельной бригады специального назначения военно-морской разведки ВМФ СССР и ВВ МВД СССР была вскрыта проведённая западными спецслужбами диверсионная операция по захвату секретной технической информации о новом строящемся авианосце (модернизированный аналог АДМИРАЛА КУЗНЕЦОВА).

По результатам анализа, проведённого службами постфактум, операция НАТО проходила в три этапа:

1. Непосредственный захват документов (оригиналы, копии и фотокопии);
2. Наземная операция прикрытия и перемещения материалов до побережья Крыма
3. Морская операция по эвакуации шпионско-диверсионной группы.

Морскую эвакуацию осуществляла подводная лодка ВМФ США класса “СС СТИНГРЕЙ” от южного побережья Крыма (Солнечногорское – Рыбачье) с целью доставить группу до морской базы НАТО в Трабзоне.

После выполнения своей непосредственной задачи по подбору группы, подводная лодка взяла курс на Трабзон. Однако, во время следования подлодки в квадрате СН подводная лодка получила сильные повреждения в результате контакта с неизвестным подводным объектом. Не желая выдавать себя, подводная лодка встала в подводный дрейф и начала проведение ремонтных работ своими силами на глубине. Значительность повреждений привела к тому, что в течении почти шести суток лодка медленно дрейфовала со скоростью 0,5-0,7 м/с по направлению второго кольца юго-восточного глубинного течения в сторону Кобулети-Батуми (см. карту течений). При этом лодка сохраняла режим радиомолчания.

Встревоженные долгим отсутствием подводной лодки, командование ВМФ США по приказу Объединённого Командования Начальников Штабов выдвинуло в акваторию Чёрного Моря суда поддержки, задействовав помимо этого, суда ВМС Турции, как союзника по НАТО. Действующее Морское Право и международные нормативные акты по пересечению Проливов не позволили НАТО оперативно выдвинутся в точку предполагаемой аварии лодки. ВМС Турции проявили определённую осторожность в действиях, могущих трактоваться, как “заведомо агрессивные” по отношению к СССР.

Как позднее установило следствие, в результате нарушений ТБ по проведению подводных сварочных работ на подводной лодке произошёл взрыв, уничтоживший часть ходовой и экипажа и приведший к частичному затоплению отсеков. Лодка произвела аварийное всплытие в квадрате FG55 и подала два сигнала: “May Day” (SOS) и импульсный закодированный сигнал, вероятно с подтверждением наличия груза “Х” на борту. Получив и дешифровав сообщение с борта подводной лодки, командование ВМФ США приняло решение пробиться к лодке любой ценой, задействовав все возможные ресурсы.

Сильно повреждённая и лишённая хода подводная лодка продолжила дрейф в направлении Кобулети-Батуми в поверхностном восточном течении со скоростью до 1,5 м/с. Зафиксированный кодированный импульсный радиообмен между подводной лодкой и неизвестным адресатом позволяет предположить, что командованию подводной лодки и её экипажу была поставлена задача продержаться несколько часов. Однако, через три часа дрейфа, после получения данного указания ОКНШ, на лодке произошёл ещё один взрыв. Лодка стала подавать сигналы SOS открытым текстом на всех частотах.

МИД СССР направил протест посольству США о действиях ВМФ США в Чёрном море и официальное обращение в консульство США с предложением провести спасательную операцию и отбуксировать лодку в ближайший порт СССР. В ответ СССР получил однозначный отказ и жёсткое предупреждение о том, что любые возможные действия с нашей стороны с любой целью будут расцениваться как военная агрессия по отношению к мирному транспорту НАТО и иметь соответствующие последствия. Несмотря на официальную ноту протеста, поданную МИД СССР в ООН, США и Турция продолжили свои действия.

Командование Военно-Морских сил приняло решение:

обеспечив секретность, скрытно, не считаясь с затратами и потерями захватить подводную лодку и отбуксировать в порт города Поти. Экипаж судна взять в плен, при сопротивлении съесть живьём, чем не допустить утечки информации с судна. Для выполнения данной задачи мобилизовать и задействовать все юго-западные военные округа. Для обеспечения скрытности операции, а также с целью введения противника в заблуждение, весь радиообмен вести по стандарту НАТО на английском или турецком языках.

Для обеспечения скрытности операции приказано ликвидировать любые плавсредства транспорта иностранной госпринадлежности равно приближающиеся к или удаляющиеся от подводной лодки; своими действиями не допустить попытки отбуксировать судно в нейтральные воды. По выполнению задачи, имитировать затопление лодки ложным бомбосбросом и создать ложные свидетельства затопления. После чего подводную лодку объявить затонувшей самостоятельно в связи с бездействием союзников и без оказанной со стороны СССР помощи и поддержки. После чего всеми возможными законными средствами создать помехи любым поисково-спасательным операциям в том районе.

Ситуация на начало миссии

Подводная лодка вероятного противника находится в квадрате FG95 и дрейфует со смещением на север-северо-восток в малом кольцевом течении со скоростью не более 1,2-1,4 м/с. По данным внешней разведки известно о прохождении трёх судов ВМФ США через Проливы. Вычислен их курс и время подхода. Реакция турецких ВМФ и ВВС остаётся неизвестной. Разведка оценивает вероятность действий сил США как “решительные”, действий сил Турции как “осторожные”.

Задача для ВВС СССР:

после выполнения доразведки и патрулирования, встать на боевое дежурство над объектом в квадрате FG95. Своими действиями обеспечить выполнение боевого приказа командования ВМС.

У этой записи 3 комментариев

  1. во время крайнего полета в миссии, возникли замечания по радиообмену:
    1. нельзя запрашивать у РП разрешение на использование БРЛС, можно только в случае получения задачи на обнаружение цели, если РП при этом не уточнил, как её обнаружить (визуально или нет).
    2. после получения таких команд как: РАБОТАЙТЕ ПО ЦЕЛИ (или с целью), ЦЕЛЬ УНИЧТОЖИТЬ (или ликвидировать), не стоит после захвата цели радаром, запрашивать повторно разрешения на уничтожение цели, оно (разрешение) уже получено, если в зоне боя есть другие летающие средства своей коалиции, то можно выдать в эфир информацию ПУСК РАКЕТЫ, для понимания ситуации другими пилотами, но не больше….
    В целом по радиообмену, нужно стараться как можно меньше выдавать слов в эфир, как можно быстрее и чётче изъяснять смысл в фразах, РП у нас один, а нас в воздухе много, да ещё и за врагами следить нужно, и информацию успевать обрабатывать и выдавать её в эфир согласно правилам и на двух языках, всё это очень сложно для РП, и не приятно для других пилотов которые не могут выдать в эфир более срочные проблемы или запросы. Как вариант предлагаю в случае (например), когда один борт идёт на посадку, а в это время другие борты ведут бой, борт заходящий на посадку поставить в круг (если посадка не аварийная), или разрешить посадку с прохода, без ведения по глиссаде на усмотрения пилота и т.п. Прошу высказать свои соображения по данным вопросам.

    1. По БРЛС согласен, просто несколько дополнительных слов… Если понять все логически, то все станет на свои места. Если в зоне действий, есть хорошее покрытие радаром, то БРЛС включается в самом крайнем случае, фактически только для пуска ракет наводимых по радио. Более того, оператор может стараться вывести самолет в заднюю полусферу противника с неработающей БРЛС на дистанцию пуска ИК ракет. Т.е. “Большой радар” определяет принадлежность неизвестного самолета (про Миг-21 вообще ничего говорить не буду) 🙂 И задача оператора вывести истребитель на дистанцию пуска ракеты при этом чтобы самолет остался не замеченным противником. Работающая БРЛС во первых выдает, что с такого-то ракурса идет облучение, во вторых облучение ведется истребителем.

      По обмену у меня на самом деле замечаний нет. Я бы не “затягивал туго гайки”… Эфир получился очень даже живым. Мне кажется лучше будет больше ошибок, но будет более игровая атмосфера, чем будет все очень правильно но скучно. + к этому что в боевых условиях радиообмен более “свободный”. Тут я выкладывал радиообмен напр в Афганистане, так наш радиообмен по сравнению с ихнем просто идеальный!

      По диспетчерам. Честно говоря для меня сложно отслеживать даже несколько самолетов и вертолетов… Может у кого-то талант для этого, но у меня точно его нет. Я бы хотел, чтобы кто-то тоже начал исполнять функции диспетчера и мне бы удалось полетать.

  2. По последним полетам, я уже высказал свое мнение в ТС и повторюсь тут. Радиообмен, за исключением некоторых деталей меня устраивает, при дальнейших полетах мы его улучшим. НО! Выявилось у нас нет четкой слетанности в парах, а также есть проблемы с матчастью. Предлагаю до выполения боевых миссий провести тренировки. Минимальные задачи такие:

    1 Полеты по кругу (добиться понимание “круга” и четкого его исполнения).
    2 Посадка – касание – взлет (touch and go), особенно Миг-21 и Миг-29.
    3 Полет в парах, маневрирование в парах в т.ч. в интернациональных парах (т.е. переговоры на англ яз).
    4 Использование вооружения по воздушным целям (пушка, ракеты ик и наведения по радару).
    5 Использование вооружения по наземным целям (перед полетами освежить память – как использовать оружие).

    Какой смысл тренировок вместе онлайн, а не оффлайн… Как показала практика, если даже человек хорошо летает в оффлайне, то в онлайне он как может нервничать и эти же самые маневры у него получаются не так хорошо (как в одиночестве).

    Zigmund нашел несоответствие летной модели Миг-29А, поэтому мы будем использовать Миг-29С.

    Еще один момент… У нас конечно очень демократическое общество, кто хочет на том и летает, но может подумать чтобы сделать допуски для боевых миссий после выполнения каких-то элементарных зачетов, об этом напишу отдельный пост.

Добавить комментарий

Закрыть меню